197706, Санкт-Петербург,
Приморское шоссе, 38 км.
Администратор:

812no_skype 437-46-10
Отдел бронирования:
812 no_skype437-77-77
921 no_skype574-04-94

kurortdunes@lsrgroup.ru

Ведущий психиатр-психотерапевт санатория о здоровье и не только...

Мы беседуем в санатории Дюны с ведущим врачом  психиатром - психотерапевтом Евгением Малковым. Речь идет,  конечно, о здоровье.

- Слышала от одного врача, что в психиатрии нет определения нормы. Это так ? 

- Не совсем. Психическое здоровье включает два основных момента: социальная адаптация и удовлетворенность жизнью. И отсутствие болезней, естественно.  По определению ВОЗ: состояние душевного комфорта, обеспечивающее адекватные психические реакции. Если человек успешно реализует себя, то чаще всего он не страдает разными расстройствами. Но у каждого общества - своя социальная норма. Одно дело Россия, другое - социальная адаптация в Китае или в Ираке. Норма всегда «плавает» в зависимости от уровня жизни и от других условий  (безопасности личной и экологической, стабильности экономической и межличностных отношений, степени удовлетворенности в любви и уважении и т.д.).

-- А если человек социально адаптирован, но не удовлетворен жизнью, он в норму уже не вписывается?  

-- Вообще норма не микроскопическая точка, а большое поле, где существуют разные игроки. Есть люди, от рождения очень чувствительные и возбудимые. Если такой человек работает водителем катка, движущегося со скоростью 5 километров в сутки, то он будет «выпрыгивать из себя», проклиная все на свете. По темпу мышления этот водитель намного опережает каток. И есть все шансы, что скоро у него разовьется невроз. Но если такой же холерик - таксист в оживленном городе, где нужно уметь маневрировать, перестраиваться, быстро реагировать, он -- в своей стихии. Динамика ситуации адекватна его психическому статусу.

-- Получается, надо выбирать профессию в соответствии со своим психическим складом?

-- Человек интуитивно идет туда, где ему хорошо. Сделав неверный выбор, он быстро почувствует дискомфорт. Например, если гипертим (быстро думающий, повышенно активный и эмоционально позитивный  человек) станет экономистом и будет вынужден вдумчиво работать с бумагами, то рано или поздно у него случится стресс. Но если тот же гипертим работает журналистом, постоянно общается, быстро схватывает и перерабатывает информацию, он будет успешен в профессии и доволен  таким калейдоскопом жизни. Флегматику напротив не стоит заниматься  динамичной работой: у него темп мышления и биологические процессы текут медленно. Его стихия - кропотливая работа с документами.

- Но наше психическое состояние, наверное, зависит не только от профессиональных успехов?

- От социальной роли, быта, отношений в семье. И часто одно конфликтует с другим. Работает, к примеру, учитель, получает копейки, но профессию свою любит. Если он живет один, перебивается с хлеба на квас, но морально удовлетворен -  тогда все нормально. А если у него семья, ребенок, которого нужно одевать и кормить? Возникает противоречие между экономической ситуацией и любимым делом. Человек бросает профессию, уходит в бизнес. Поправив свое материальное положение, он даже через много лет может испытывать дискомфорт. Его будет терзать мысль: я потерял себя, свое призвание, погнавшись за золотым тельцом. Эта неудовлетворенность может привести к дезадаптации  и депрессии. Из-за неудовлетворенности повышается уровень тревоги, человек начинает искать способы ее разрядки. Так и возникают зависимости, которые дают человеку некую эмоциональную разрядку, суррогат позитива (злоупотребление алкоголем, курение, и конечно переедание).

- Например, человек «подсаживается» на интернет. Ведет активную виртуальную жизнь. Как определить - хобби это или невроз?

-- Эта грань всегда индивидуальна. Если вам по работе нужно найти информацию и вы сидите в сети – это, по-сути, рабочий инструмент, как печь для пекаря.  Другой  человек ищет в интернете знакомств и выход эмоциям, а значит, он подменяет реальную жизнь виртуальной, пластмассовой. И рано или поздно  разучится строить  отношения в реальной жизни.

-- А если он продолжает нормально общаться с людьми?                     

-- До тех пор пока он может нормально общаться,  беспокоиться не о чем. Но если пользователь проводит в интернете по пять-десять часов кряду, и на предложение друзей выехать на природу отвечает: «Нет, я лучше в «Одноклассниках» посижу», это уже тревожный симптом. У такого фаната интернета наступает усталость, нарушается работа сердца, растет артериальное давление, меняется гормональный фон. А это приводит к нарушению сна, эмоциональной возбудимости. Человек начинает вздрагивать от громких звуков, чувствует на себе несуществующие взгляды. 

-- И все же, как определить, когда простое увлечение  превращается в зависимость?

-- По качеству жизни и реакциям человека. Интернет-зависимый  хуже реагирует на обычные раздражители. У него наступает нервное истощение, снижается внимание, память. Снижается эмоциональная устойчивость - человек заводится от ерунды. А если его на пару часов лишить интернета, он может даже прибегнуть к суицидальным попыткам. Взрослые люди начинают вести себя, как подростки.   

-- Человек может избавиться от подобной зависимости?

-- Может. Часто это проходит само собой. Человек выпадает из привычного режима, отдыхает, отвлекается и понимает: а зачем мне это все нужно? Есть живые люди, настоящая жизнь, и это гораздо интереснее, чем виртуальная подделка. Но может и вовлечься в это дело «по самые уши». Чем заманчив интернет? Он дает широкое поле для псевдореализации. Можно представлять себя кем угодно. Самый застенчивый человек в сети может легко общаться, цинично каламбурить.

- Если я обнаружила, что «влипла», что на лицо интернет-зависимость, стоит сразу идти к врачу?

- Человек может сам справиться с зависимостью. Нужно постараться найти себе эмоционально комфортное замещающее увлечение. Жил себе парень за компьютером, а тут знакомые оставили на время отпуска  собаку. Волей-неволей два раза в день с псом гуляет. Встречается с такими же собачниками, у них возникают живые разговоры, появляются общие интересы. И он поворачивается к компьютеру на 180 градусов. Лицом к жизни. Человек живет, пока движется. Вот велосипед ценен только тогда, когда на нем ездят, а стоя у стены, превращается в бесполезный кусок железа.

-- Зависимости тормозят человека?

-- Безусловно. Зависимости -- это защитная реакция, которая может стать разрушающей. Пример - курение.  Сначала паренек берет сигарету, подражая, имитируя стиль социально значимых персонажей. Но постепенно втягивается. Вначале курение дает легкий стимулирующий эффект. Но чем дольше куришь, тем этот эффект короче. И требуются все большие дозы никотина, чтобы человек испытал разрядку. Или человек выпивает бокал сухого вина. У него повышается настроение. Вино содержит массу полезных веществ, которые обладают даже противоопухолевым эффектом. 100 - 150 граммов красного вина в день -- это благо. Но если выпивать три бокала в день -- это уже вред: перегружается печень, выделяются вещества, которые тормозят работу мозга. Чем больше он пьет, тем меньше удовольствия от выпивки получает. Он опрокидывает фужер-другой вина для того, чтобы уйти от какой-то неприятной бытовой ситуации. Но на следующий день ситуация не разрядилась -- он опять пьет. Но ему уже не так хорошо, для эмоционального комфорта  нужно еще чуть-чуть добавить. Через 2 -3 месяца у человека возникает измененная форма опьянения, проще говоря, алкоголизм. То же самое с наркотическими веществами. После них в мозге, как в городе после праздника: бардак, хаос, мусор. И с каждой новой дозой период этого хаоса затягивается.

-- Курение, выпивка, наркотики, переедание -- это попытка снятия стресса? 

-- Начнем с того, что не всякий стресс это катастрофа. Человек не может жить без раздражителей. И если его лишить этих раздражителей, начинаются процессы дистрофии нервной системы. Одна из самых изощренных пыток -- сенсорная депривация (изоляция). Тебя не бьют по почкам, не загоняют иголки под ногти, а аккуратно закрывают в абсолютно герметичном помещении. Ни света, ни звуков, ничего. Пленник бьется головой о стену -- стена мягкая. Через несколько дней заключенный просто «сходит с ума».

-- Стресс тоже входит в круг необходимых раздражителей?

-- Как нарушение равновесия, стресс, безусловно, необходим. Но в определенных разумных «дозах». Например, можно приправить блюдо специями, чтобы оно стало вкуснее, чуть острее. Для желудка специи -- это тоже стресс, но позитивный. А, представьте, что вы приправили салат серной кислотой. Этот стресс -- смертельный.

-- Как же сортировать стрессы, определять -- где позитивные, а где нет?

-- Здоровому человеку нужно просто жить. Прыгать с парашютом -- это стресс, но он мобилизует. Это яркий всплеск эмоций, преодоление страха.

-- А ругань с начальником?

-- Ругань тоже может быть позитивна. Робкий человек долго копил в себе протест, переживал, плохо спал и, наконец, все это в лицо боссу выплеснул. Его организм разрядился, успокоился, и он может спокойно работать. Именно для этого японцы лет 50 назад ставили в своих офисах резиновые фигурки начальников. Их можно было от души дубасить, выплескивая агрессию. Поэтому, говоря о стрессе, важен контекст: конкретный человек, ситуация, состояние здоровья.        

-- А шопоголизм? Мания покупок тоже возникает из-за внутренней неудовлетворенности?

-- Проявления могут быть одинаковые, а причины и механизмы -- разные. Если человек провел удачную сделку, зашел в магазин и в состоянии эйфории купил жене шубу -- это нормально. Если он ходит в магазин и покупает 25-ю шубу -- наверное, ему надо полечиться. Шопоголизм, так же, как и переедание -- невротические состояния. Люди, одержимые покупками, чаще всего испытывают проблемы в общении, в  адаптации к реалиям. И компенсируют это, приобретая на распродажах 25 кофточек и 60 пар колготок. И на какое-то время испытывают облегчение и эйфорию. Но это иллюзия. Вещи отправляются в сундук, эйфория проходит и снова наступает ощущение дискомфорта и раздражения. Причина  банальная - недостаток счастья.

-- А разве это лечится?

-- В общем, да. Но может и «само рассосаться». Если пристрастие к магазинам или еде не мешает вам жить, не портит отношений с близкими, ну тогда и бог с ним. Не все нужно лечить. В некоторых случаях лечение гораздо травматичнее для человека, чем само состояние.

-- Я слышала, что экстремальные виды спорта -- тоже своего рода наркотик. Потребность в адреналине - зависимость?

-- Это экстремальное хобби, которое может перерасти в зависимость. Возникает потребность в адреналине, когда острых ощущений не хватает в обычной жизни. Часто экстремальными видами спорта увлекаются очень обеспеченные люди. Им нужен дополнительный раздражитель, чтобы почувствовать жизнь. Икру запивать «Дон Периньоном» уже противно. Жизнь удалась и потеряла всякий смысл. И вот человек строит себе воздушный шар и перелетает на нем через Северный полюс.

-- Получается, у богатых и успешных свои «тараканы»?

-- Помните, сериал «Богатые тоже плачут»? Конечно, они не плачут из-за куска хлеба с маслом. Им нужно простое человеческое отношение, а не только меркантильная заинтересованность. Такому богатому и состоявшемуся важны обычные чувства: ласка, тепло, искренность. Он хочет, чтобы ценили его душу, а не кошелек. А это для таких людей - дефицит. Т.к. зачастую окружает имитация добрых отношений: человек осознает, что эти чувства не столько к нему, сколько к его обеспеченности.  Вот вам иллюстрация. Обеспеченный муж заводит еще две побочные семьи. Юридическая жена узнает об этом. Начинается «разбор полетов». Знаете, в чем жена упрекнула мужа: «Почему ты с ними разговариваешь, а со мной нет? Мне не нужно твоих денег, дорогих подарков, путешествий! Мне внимание твое необходимо!» Испытание сверхобеспеченностью – одно из самых сложных. Человек может преодолевать опасности, лишения, выходить из разных непростых ситуаций. Но всего добившись, просчитав все на десять шагов вперед, оказывается в ловушке. В ловушке ложных представлений о себе и своих возможностях. Он думал, что царь и бог, но оказалось, что подвластно ему далеко не все.

- От этого он бросается в крайности?    

-Да, только крайности могут быть сильно разными: это и экстремальный альпинизм, и «безобидное» переедание. И если опасность первого бесспорна – человек сознательно к ней стремится в погоне за адреналином. То второй, «тихий»,  как угроза долго не воспринимается. Хотя именно переедание (и как следствие – избыточный вес) собирает жертв в тысячи раз больше. Ведь это и гипертония, и инфаркт, и холецистит, и панкреатит и т.д.  

 -Получается, что физические недомогания могут маскировать какую-то психическую проблему?

-- Да, часто пациент жалуется на сердце. Лечат его, лечат, а сердце все болит. Он едет лечиться в Израиль, на время получает облегчение, но по возвращении все возобновляется. На самом деле у него с сердцем все в порядке, у него тревожность повышенная. И вернувшись в психотравмирующую среду, человек ощущает ухудшение.  Вот вам классический пример. Мужчина опасается заходить в подъезд, ожидая нападения. Он живет в ожидании этого ужаса. Однажды в подъезде на него падает трехграммовый кусочек штукатурки. И у него - паралич. Чистейшая  психосоматика. Скорее всего, в жизни этого человека существует какая-то тревожная ситуация, которую он разрешить не может. Нам ведь только кажется, что мы руководим собой: хочу -- вопрос умный задам, хочу -- отвечу, хочу -- ухо почешу…

-- А разве не так? Разве мы не руководим своим поведением?

--На самом деле, наши социальные и бытовые роли -- только часть нашей личности. Это лишь верхушка айсберга. У человека много ипостасей. Например, во сне вы  увидели себя сражающимся с монстрами в другом веке в другой стране. Проснулись в холодном поту. Что это было? Сновидец -- это тоже часть нашего «я». Бессознательная часть. И совсем не простая. В ней есть индивидуальное «я» и «я», которое формировалось на протяжении тысячелетий. Откуда, скажите, в нас память предков? Почему впервые оказавшись в каком-то месте, мы испытывает непонятный  восторг? Почему рядом с каким-то камнем или деревом у нас трепет в груди?  И работа психотерапевта на границе между сознательным и бессознательным.

-- Сны могут рассказать психотерапевту о реальных проблемах и страхах?

-- Да, конечно. Но один и тот же символ может иметь абсолютно разное  значение у разных людей и в разные периоды их жизни. Работая с пациентом, я интересуюсь его сновидениями. Они отражают глубину тревоги. И все это влияет на врачебную тактику. Потихоньку начинаем работу, расставляем акценты. Мне важно найти причину, и сделать так, чтобы человек  не просто ее узнал, а сумел отреагировать и перестроиться. Я подвожу пациента к инсайту, озарению, моменту внутреннего осознания. Мы с ним идем по длинному, запутанному лабиринту и должны найти из него выход. Цель психотерапии вполне конкретна и конечна: адаптировать человека к конкретной ситуации. Не заменять жизнь лечением, а помочь преодолеть индивидуально сложный этап.

197706, Санкт-Петербург, Приморское шоссе, 38 км.
(812) 437-77-77 (812) 437-46-56
kurortdunes@lsrgroup.ru